Клиентам

Работа с психической травмой требует от психотерапевта особых качеств: знания и понимания механизмов развития и протекания психической травмы, способность оказывать экстренную психологическую помощь, собственная эмоциональная устойчивость.
Попытки оказания психологической помощи человеку в состоянии острой травмы, не имея специальной подготовки, могут привести к ухудшению состояния пациента. Тем более, что психологическая травма может быть полностью забыта, вытеснена или регулярно повторяться в навязчивых воспоминаниях и флеш-беках. Травма может быть не в полной мере осознанной, но совершенно отчетливо проявляться в виде определённых соматических симптомов и даже хронических заболеваний, или может проявляться только в снах или продуктах творчества.
Разобраться с самыми сложными ситуациями возможно с помощью современных методов психотерапии.

Гештальт-терапия

Гештальт – одно из наиболее эффективных современных направлений психотерапии. Основа метода – целостный подход к человеку, соединяющий телесное, эмоциональное и интеллектуальное начало. На настоящий момент это самое развитое в Европе направление личностно-ориентированной психотерапии.
Гештальт-терапия зародилась в начале пятидесятых, благодаря Фредерику Перлзу. Основы метода базируются на гештальтпсихологии, психоаналитике (З. Фрейд, О. Ранк , Ференци, В. Райх), экзистенциальных и феноменологических исследованиях. Слово «гештальт» немецкого происхождения, в переводе с немецкого означает «образ», «фигура», «сущность», «завершенность», «конфигурация».
Цель гештальт-терапии – помочь человеку оказаться присутствующим в своей жизни, а главный инструмент работы гештальт-терапевта – это присутствие.
В процессе гештальт-терапии психотерапевт и клиент в основном занимаются исследованием контакта. Контакт – это способ, с помощью которого человек взаимодействует с окружающим его миром и другими людьми. Психологические проблемы или психические заболевания могут быть рассмотрены как такие способы взаимодействия со средой, которые не удовлетворяют человека.
Гештальт-терапия обращается к принципу динамичности (изменения). Нет ничего статичного, постоянного. Все вокруг и мы сами постоянно меняемся. То, что нас беспокоило вчера, сегодня уже не вызывает никакого интереса. И наоборот, то что еще полчаса назад меня вообще не интересовало, сейчас приобретает для меня первостепенное значение. Человек постоянно стремится к гомеостазу (равновесному состоянию) как в физиологической сфере, так и в психологической. Через некоторое время после того, как мы поели и переварили пищу, нам требуется выделить непереваренные остатки, восстановив баланс. Точно такие же законы действуют и в психологической сфере – сначала нам чего-то хочется, потом мы понимаем, чего именно и от кого, потом мы к этому стремимся, каким-то образом этого достигаем, наслаждаемся его обладанием, понимаем, как нам теперь с этим дальше жить и снова возвращаемся в нулевую точку спокойствия. А через некоторое время снова чего-то захотим. Это и есть цикл контакта, который графически может быть представлен в форме круга. В ходе гештальт-терапии психотерапевт и клиент изучают, как этот цикл контакта работает у клиента, на каком этапе имеются нарушения и как они влияют на жизнь клиента.
Одной из гипотез гештальт-терапии является идея холизма (целостности). Человек целостен, а не представляет собой сумму ощущений или сумму мыслей или сумму действий. Человек всегда больше, чем сумма составляющих его частей. Поэтому нет смысла рассматривать тело человека в отрыве от его психики, а психику – отдельно от тела. Точно также нет смысла рассматривать, восприятие человека в отрыве от его поведения, поведение человека в отрыве от его мыслей, мысли человека в отрыве от его чувств, и так далее. В идеале человек воспринимает, чувствует, думает и действует одновременно. Какие-то нарушения могут возникнуть, если эти процессы идут не гармонично, не синхронно, чего-то слишком много, а чего-то не хватает. Задачей гештальт-терапии тогда становится понять, что за дисбаланс имеет место, и как это отражается на жизни клиента. После того как клиент осознает этот дисбаланс, у него появится возможность изменить ситуацию.
Гештальт-терапия полагает, что человек не существует без окружающей среды, он все время с ней взаимодействует, и это взаимодействие протекает в поле организм-среда, на границе организма и среды, где и появляется контакт. Нельзя рассматривать человека в отрыве от его среды, работы, семьи, его увлечений и так далее. На самом деле психотерапия как-то встроена в жизнь клиента, а его способы взаимодействия с психотерапевтом представлены и там, за пределами кабинета, с другими людьми. Именно поэтому гештальт-терапия предлагает большую свободу клиенту в процессе психотерапевтической сессии. Важной задачей психотерапевта становится понять, как клиент взаимодействует с ним в ходе сессии и показать клиенту, как то, что происходит у него в жизни, представлено здесь и сейчас. Когда клиент осознает, как именно он взаимодействует и когда он видит свои способы построения отношений, у него появляется выбор — как действовать дальше, в будущем.
В процессе гештальт-терапии психотерапевт часто обращается к опыту клиента, и предоставляет клиенту возможность получить в психотерапевтической сессии тот опыт, который не был доступен в повседневной жизни. Когда у клиента имеется разнообразный опыт взаимодействия, у него есть свобода в выборе наиболее адекватного поведения, наиболее подходящего решения.
Гештальт-терапия считает, что личная история прошлого человека, как и его планы и надежды на будущее, уже представлены здесь и сейчас, когда он сидит и разговаривает с психотерапевтом. Именно поэтому в гештальт-терапии важное значение приобретает возвращение к настоящему времени. Гештальт-терапия развивается в диалоге клиента и психотерапевта, в их взаимодействии. В этом взаимодействии исследуются переживания клиента, его чувства, его смыслы.
Еще одним акцентом гештальт-терапии является исследование ответственности человека за происходящие с ним в жизни события. Изменится ли ситуация в жизни человека или нет, решит ли он свои психологические проблемы или нет, во многом зависит от мотивации клиента на реальные изменения, от его искренней заинтересованности в них. А эта мотивация и заинтересованность, в свою очередь, зависит от того, насколько клиент принимает на себя ответственность за свое поведение. Поэтому в процессе гештальт-терапии большое значение приобретает рассмотрение ответственности клиента.
Гештальт-терапия обращает внимание на то, что каждый случай является уникальным и неповторимым. Поэтому в гештальт-терапии нет готовых стратегий оказания помощи. То, что помогло одному человеку, для другого может оказаться губительным. Поэтому нет стратегии «вообще», есть стратегия вот этого конкретного психотерапевта в отношении вот этого конкретного человека, который сидит сейчас перед психотерапевтом. В какой-то мере эта стратегия создается и клиентом тоже, в процессе его взаимодействия с психотерапевтом.
Кроме того, гештальт-терапия использует идею релятивизма (относительности). Все относительно. Истин и правил «самих по себе» не существует, они всегда созданы кем-то где-то и когда-то относительно кого-то где-то и когда-то, а в других условиях могут оказаться неприменимыми. Стопроцентной вероятности в реальной жизни не существует. Всегда существует какая-то доля вероятности. Всегда остается вероятность неожиданности, непредсказуемости, вероятность того, что все поменяется.
В продолжение этой идеи, а также принципа динамичности и полевой парадигмы, гештальт-терапия заменяет структурную модель психики человека процессуальной. Если сравнить функционирование психики с физическими явлениями, то есть представить, что в психике действуют те же законы, что и в физическом мире, то происходит замена трехмерного физического пространства на четырехмерное пространство-время. Таким образом, личность, с точки зрения гештальт-терапии, может быть рассмотрена как процесс в поле «организм-среда». Личность – это не только структура, а еще и процесс.
В связи с этим, гештальт-терапия отказывается от модели линейных причинно-следственных связей в объяснении психологических проблем и психических заболеваний человека, а использует идею полифакторности (много-причинности), феноменологический и экзистенциальный подход. На один и тот же вопрос «почему» может быть тысячи разных ответов, и все они будут верными.
Интереснее не «почему» меня что-то беспокоит, а «как именно» оно меня беспокоит. Поэтому гештальт-терапевт не занимается поиском причин, а занимается исследованием феноменов, возникающих в поле «организм-среда». Если клиент соглашается на исследование того, что же именно с ним сейчас происходит; что происходит в его окружении такого, в результате чего клиента начинает нечто беспокоить; как он это переживает; как это влияет на его жизнь в целом, — у него появляется возможность переосмыслить происходящее, увидеть в происходящем целостную конфигурацию – гештальт. Он ощущает это как инсайт – что-то вроде просветления, когда из прежних ситуаций, воспоминаний, переживаний возникает новый смысл. В такие моменты человек ясно воспринимает происходящее, его сознание не «затуманено» волнениями. Возникает четкая фигура, выделяющаяся из фона.
Гештальт-терапия руководствуется принципом реальности, «настоящности». Могут быть разные модели человека, разные взгляды на него, разные подходы в объяснении причин психологических проблем и разные методы их решения. Однако важно понимать, что это всего лишь модели, гипотезы, созданные нами самими для объяснения того, чего мы не знаем на самом деле. Гештальт-терапия полагает, что нет «правильного», единственно верного подхода, и вряд ли вообще он возможен. Мы можем только чуть ближе подойти к тому, что есть на самом деле.

Гештальт-терапия — один из современных методов психологии, благодаря которому процесс управления собственной жизнью можно взять под контроль.
Метод гештальт–терапии открывает для Вас новые возможности. Вы научитесь с лёгкостью принимать только правильные решения, давать объективную оценку собственным поступкам, а также использовать энергию своих чувств для создания идеальных именно для Вас условий жизни.
Возможно, этот метод станет для Вас той волшебной палочкой, которая поможет Вам реализовать свои самые смелые и сокровенные желания.

Символдрама

Символдрама, известная также как Кататимно-имагинативная психотерапия — это метод глубинно-психологически ориентированной психотерапии, который оказался клинически высоко эффективным при краткосрочном лечении неврозов и психосоматических заболеваний, а также при психотерапии нарушений, связанных с невротическим развитием личности. Сегодня символдрама широко распространена и официально признана системой медицинского страхования ряда европейских стран.
Символдрама – это одно из направлений психотерапии, базирующееся на принципах глубинной психологии, в котором используется особый метод работы с воображением, для того чтобы сделать наглядными бессознательные желания человека, его фантазии, конфликты и механизмы защиты, а также отношения переноса и сопротивление. Символдрама способствует их переработке как на символическом уровне, так и в ходе психотерапевтической беседы. В основе метода символдрамы лежит теоретическая база психоанализа. В этом отношении метод исходит из анализа бессознательной динамики актуально действующих конфликтов.
Символдраму создал выдающийся немецкий психотерапевт Ханскарл Лёйнер (1919-1996). В качестве метафоры можно охарактеризовать символдраму как «психоанализ при помощи образов». Символдрама эффективна при лечении неврозов и психосоматических заболеваний, а также при психотерапии нарушений, связанных с невротическим развитием личности.
Основу символдрамы составляет фантазирование в форме образов на свободную или заданную психотерапевтом тему (мотив). Психотерапевт выполняет при этом сопровождающую функцию.
Технически сеанс психотерапии по методу символдрамы выглядит следующим образом. Лежащего с закрытыми глазами на кушетке или сидящего в удобном кресле пациента вводят в состояние расслабления. После достижения состояния расслабления ему предлагается представить образы — стандартный мотив или свободно любой образ. Представляя образы, пациент рассказывает о своих переживаниях сидящему рядом психотерапевту. Психотерапевт как бы «сопровождает» пациента в его образах и, если необходимо, направляет их течение в соответствии со стратегией психотерапии.
Участие психотерапевта внешне выражается в том, чтобы обеспечить наиболее полное и глубокое самораскрытие личности пациента. Длительность представления образов зависит от возраста пациента и характера представляемого мотива. Обычно, улучшения наступают уже после нескольких первых сеансов, вплоть до того, что иногда, даже, один единственный сеанс может значительно помочь пациенту избавиться от патологической симптоматики или разрешить проблемную ситуацию.
Психотерапия по методу символдрамы проводится в индивидуальной и групповой форме, а также в форме психотерапии пар, когда образы одновременно представляют либо супруги/партнеры, либо ребенок с одним из родителей. Символдрама хорошо сочетается с классическим психоанализом, психодрамой, гештальт-терапией и игровой психотерапией.
Классическим, является предложение пациенту некоторой темы для кристаллизации его образной фантазии — так называемого мотива представления образа. Из множества возможных мотивов, наиболее часто спонтанно возникающих у пациентов, в ходе долгой и кропотливой экспериментальной работы были отобраны такие, которые, с диагностической точки зрения, лучше всего отражают внутреннее психодинамическое состояние и, в то же время, обладают наибольшим психотерапевтическим эффектом.
В качестве основных мотивов символдрамы Х. Лёйнер предлагает следующие:

  • луг, как исходный образ каждого психотерапевтического сеанса;
  • подъем в гору, чтобы увидеть с ее вершины панораму ландшафта;
  • следование вдоль ручья вверх или вниз по течению;
  • обследование дома;
  • наблюдение опушки леса и ожидание существа, которое выйдет из темноты леса.

Все мотивы имеют, как правило, широкий диапазон диагностического и терапевтического применения. В то же время существует определенное соответствие между каждым конкретным мотивом и некоторой проблематикой. Можно говорить, так же, об отнесенности конкретных мотивов к стадиям детского развития, а также об особой эффективности некоторых мотивов в случае определенных заболеваний и патологических симптомов.
Символдрама становится важным звеном в отечественной психотерапии. Этот метод хорошо соответствует ожиданиям, традициям, установкам и ментальности в целом, характерным для пациентов в нашей стране, ориентированных скорее на эмоционально-образное, чем на чисто рациональное переживание и решение психологических конфликтов. Ее распространение имеет большое значение для становления и развития системы психотерапевтической помощи и подготовки новых высококвалифицированных специалистов, существенно обогащая теорию и практику психотерапии.